Группа психологов,
возглавляемая специалистом в области социальной психологии Брайаном Ноузеком
(Brian Nosek) из Center for Open Science (США) попыталась в рамках «Проекта по
изучению воспроизводимости научных работ: Психология» повторить 100 различных
исследований в разных отраслях психологии, опубликованных в ведущих научных
журналах. Результат получился просто шокирующим – по мнению ученых, им удалось
воспроизвести с разной степенью близости к оригинальному исследованию только 39
из 100 работ.
А 
полный анализ,
опубликованный в Scienceпоказал, что
статистически значимые результаты были получены только в 36 процентах работ,
при этом уровень значимости был в среднем в два раза ниже, чем декларируемый в
статьях.

Проект по проверке воспроизводимости результатов
психологических работ начался в ноябре 2011 года на фоне нескольких отчетов о
мошенничествах, натяжках и ошибках в области статистического анализа в статьях
по психологии. Независимая группа отобрала 100 статей, опубликованных в ведущих
специализированных журналах. Их тематика затрагивала разные отрасли
психологического знания – от реакций детей и взрослых на страх, до
сравнительного изучения разных методов обучения арифметике.

Затем исследователи попытались воспроизвести описанные
исследования. В апреле 2015 года группа опубликовала предварительные
результаты. Проводившие повторные работы ученые должны были оценить по ряду
критериев – удалось или не удалось им воспроизвести то или иное исследование.
Суммировав оценки, группа присуждала каждой работе один из семи рангов – от
высшего («практически идентичная») до низшего («какое-либо сходство
отсутствует»). В итоге 15 работ воспроизвести не удалось вообще, а всего
нереплицируемыми были признаны результаты 61 статьи.

Опубликованный сегодня полный отчет выявил еще более
печальную картину: вопреки заявленным в 97 процентах работ статистически
значимым результатам, при воспроизведении они были повторены только в чуть
больше трети случаев, а средняя оценка значимости эффекта снизилась почти
вдвое.

В то же время ряд ученых выдвинул предположение, что
невоспроизводимыми могут быть до 80 процентов всех исследований в области
психологии, так как команда Нозека отбирала статьи только из наиболее уважаемых
и рецензируемых журналов.


Воспроизводимость результатов исследования считается одним
из важнейших критериев научности знания (наряду
с критерием
фальсифицируемости Карла Поппера). В общем случае ее можно определить
как близость результатов повторных экспериментов, при условии, что все их
условия были повторены (метод, дизайн исследования, средства, инструменты,
алгоритм, выборка испытуемых и прочее).  Для обеспечения возможности
повторения экспериментов в научных статьях считается обязательным привести их
подробные, детальные описания. Результат считается достоверным и надежным, если
несколько разных независимых групп ученых смогли повторить эксперимент и
получить близкие результаты.В настоящий момент идет
отдельная дискуссия о воспроизводимости в
социальных и гуманитарных науках, а также такой пограничной области знаний как
психология. Считается, что необходимо развести понятия репликация
(воспроизводимость исследования так как она описана выше) и воспроизводимость
для социальных наук. В этом случае к работе прилагается набор данных, с которым
работал исследователь и описания способа их обработки (включая, например,
программный код и алгоритмы). Если другой ученый, используя те же данные и тот
же способ их обработки, получил сходные результаты – значит работа должна
считаться воспроизводимой.

Источник: http://psypress.ru/articles/


Ресурс собрал материалы и выступления
гендерных специалистов, которые разъясняют особенности характера и поведения
таких людей.

Научное сообщество совместно с активистами и защитниками
ЛГБТ-движения запустили проект для родителей, желающих лучше понять своих
детей. Статьи и ответы на вопросы о сексуальной ориентации и гендерной
идентичности опубликованы на сайте illuminator.info. Начало его работы приурочено к
Международному дню борьбы с гомофобией, который отмечается 17 мая.

Экспертами проекта выступили: Дмитрий Исаев
 кандидат медицинских наук, психотерапевт,
сексолог, Мария Сабунаева – гендерный психолог,
доцент РГПУ имени Герцена, Елена Омельченко — доктор
социологических наук, директор Центра молодежных исследований ВШЭ в
Санкт-Петербурге, Ася Казанцева — научный журналист,
лауреат премии «Просветитель».

Отсутствие знаний о гомосексуальности и трансгендерности
приводит к негативной реакции общества в отношении таких людей. Авторы проекта
— режиссер Павел Лопарев и
продюсер Ирина Ходырева — решили создать специальный
ресурс, где читателям не только разъясняют все особенности поведения, но и дают
советы и оказывают психологическую помощь.

По мнению специалистов, ЛГБТ-подростки особенно нуждаются в
поддержке семьи. Их психическое и физическое здоровье, а также будущее
благополучие зависит от отношения родителей к этой особенности. Но, по словам
основательницы сообщества «Дети-404» Елены Климовой, в
среднем только один из пяти российских ЛГБТ-подростков получает поддержку в
семье после признания.

Запуск сайта — это первый этап информационного проекта. У
команды есть идеи создать цикл короткометражных документальных фильмов об
отношениях родителей и ЛГБТ-детей, а также серию анимационных обучающих роликов
на тему сексуальности.

Источник: http://psypress.ru/articles/


GettyImages

Алина, 36 лет:

«Девушки, мой вам совет: простите и забудьте. Вот мой случай. Я несколько лет встречалась с женатым мужчиной — сама была при этом замужем. Только у нас разный подход был. Для Читать далее →


Тролли в интернете являются разрушительными,
воинственными и неприятными персонажами, которые портят настроение окружающим и
превращают любую дискуссию в бессмысленный поток провокаций и оскорблений. Читать далее →

Поставить себя на место других людей — это не врожденная, а
приобретенная психологическая способность, которой маленькие дети должны
научиться. Какие отделы мозга при этом играют важнейшую роль, недавно выяснили
исследователи. Согласно результатам исследований, главную роль играет
специальное сочетание волокон, которое соединяет две части мозга. Только тогда,
когда появляется этот «путь» для передачи данных между этими двумя частями
мозга, люди могут отличить свое «я» и проекцию других.


Только тогда, когда волокна нервов
Fasciculus Arcuatus (зеленый) достаточно развиты, дети могут сочувствовать
другим.

Поставить себя на место другого человека — это базовая
предпосылка для социального взаимодействия. Взрослые обычно без труда различают
свои и не свои мысли и чувства, но маленькие дети изначально не имеют этой
возможности. Лишь в возрасте 3-4 лет они вдруг начинают понимать — другие могут
думать иначе, чем они. Сначала детям кажется, что убеждения не существуют вне
их непосредственного опыта. Но после третьего года жизни они делают большой шаг
в развитии.

Шарлотте Гроссе-Висманн (Charlotte Grosse-Wiesmann) и ее
коллеги из Института когнитивных и нейрологических исследований имени Макса
Планка (Лейпциг) недавно выяснили, с чем это связано.

Шоколад или карандаши?

Ученые хотели узнать, какие изменения в мозге позволяют
маленьким детям приписывать определенные утверждения другим. С помощью
магнитно-резонансной томографии (МРТ) ученые исследовали, как распределено
белое вещество в различных участках


мозга и как эти участки между собой
связаны. Подопытными были 43 ребенка в возрасте от трех до четырех лет.

Полученные данные исследователи сравнили с результатами
поведенческого эксперимента — теста на ложные убеждения. Они проверяли,
способны ли дети осознать: другие люди порой убеждены в том, что на самом деле
не соответствует действительности.

Испытуемым показывали пачку от батончиков, внутри которой
были карандаши. Затем их спрашивали, о чем подумает другой ребенок, когда
увидит коробку. Дети, которые еще не научились отличать мнения других людей, на
этот вопрос отвечали: «карандаши». Они не учитывали то, что другой ребенок не
знает о содержании коробки.

Дугообразный пучок волокон Fasciculus Arcuatus (зеленый)
примерно в возрасте четырех лет объединяет два участка мозга.

           Решающее
звено

Сканирование мозга и результаты эксперимента показали
корреляцию. Чтобы различать «я» и проекцию другого, самым важным является
образование специального сочетания волокон — Fasciculus arcuatus. В какой-то
момент в возрасте от трех до четырех лет волокна этой структуры так сильно
развиваются, что она как информационная магистраль (своего рода «супершоссе»)
соединяет две важных участка мозга: область в задней височной доле (он помогает
думать о других людях и их убеждениях) с участком в лобной доле (через нее мы
воспринимаем вещи на разных уровнях абстракции), благодаря этому можем отличить
мнения других и реальный мир.

Соединение волокон способствует эмпатии

Только тогда, когда эти участки соединены Fasciculus
arcuatus, дети начинают делать правильные предположения о взглядах других и
понимать, что другой ребенок может надеяться на шоколадки в упаковке, а не
думать о карандашах. Интересно, что новое образование в мозгу поддерживает эту
способность независимо от того, насколько хорошо развиты другие умственные
способности ребенка, в частности сообразительность, понимание речи, контроль
над импульсами.

«Сильно развитый Fasciculus Arcuatus может также быть
причиной того, почему людям как нельзя лучше удается понять других и их
реакции, — говорит Гроссе-Висманн. — Ведь и приматы могут поставить себя на
место другого, однако в значительно меньшей степени. Это, вероятно, можно
объяснить существованием менее выраженной связи этих волокон», — предполагает
она. (Nature Communications,
2017; doi: 10.1038/ncomms14692)

Источник: http://psypress.ru/articles/


Когда искусственный интеллект изучает
язык с помощью текстовых данных, то заодно принимает стереотипы, которые в них
содержатся. Ассоциативный тест выявил: компьютерная программа демонстрирует
расистские предубеждения и гендерные клише, присущие многим людям. В будущем
это может превратиться в проблему, поскольку искусственный интеллект выполняет
все больше функций в повседневной жизни человека.

Компьютерные системы, имитирующие человеческий разум, обладают уникальными
способностями: машинный интеллект самостоятельно усваивает язык, изображения,
тексты или записывает их. Также эти системы способны учиться и самостоятельно
выполнять сложные задачи. Захватывает и то, что недавно искусственный интеллект
победил человека в покер, игру Го и викторину «Jeopardy!».  

То есть машина может достигать тех же успехов, что и
человек, но сначала она должна научиться этому. Для этого программы снабжают
огромным количеством данных, что становится основой для машинного распознавания
и симуляции разумного поведения. Чат-боты и программы для перевода «кормят»
устной и письменной речью, что дает им возможность создавать связи между
словами и выражениями.  

Алгоритмы вроде программы «GloVe» учатся в результате так
называемого слововложения. Они ищут смежные слова и отражают отношения между
ними математическими величинами. Так алгоритмы могут понять семантические
сходства между «ученый» и «ученый» и распознать, что они соотносятся подобно
«мужчина» и «женщина».

Ученые во главе с Айлин Калискан (Aylin Caliskan) из
Принстонского университета протестировали приобретенную таким образом
способность программы GloVe и выяснили: ее языковые знания нашпигованы
культурными стереотипами и предубеждениями.

Для исследования использовали метод, известный в психологии
как тест имплицитных ассоциаций. Он призван выявлять бессознательные
стереотипные ожидания. Для этого подопытные должны образовать пары со
словосочетаниями (или словами), которые подходят и которые не подходят друг
другу. Так удалось выяснить, что слово «цветок» многие ассоциируют с
прилагательным «приятный», а слово «насекомое» — с «неприятный».

Калискан и ее коллеги подстроили этот тест для исследования
искусственного интеллекта и проверили, какие ассоциации образует программа.
Результаты показали, этические стереотипы и предубеждения человека, которые
регулярно проявляются через тест на имплицитные ассоциации, усвоила и GloVe.
Например, привычное для афроамериканской среды имя программа интерпретировала
как скорее неприятное, зато распространенное между белыми имя — как приятное.
Также женские имена программа связывала скорее с искусством, а мужские — с
математикой.

Для ученых стало очевидно: во время обучения система впитала
выраженные и скрытые социальные стереотипы. Их этот результат не удивил: «Не
удивительно, потому что тексты написаны людьми, которые, конечно, не лишены
стереотипов», — комментирует лингвист Йоахим Шарлотт (Joachim Scharloth) из
Технического университета Дрездена.  

«Тренируя систему искусственного интеллекта односторонними и
предубежденными данным, не стоит удивляться, что ему задается однобокий взгляд
на мир.

В последние годы уже были примеры подобного: Microsoft
Chatbots Tay, которого интернет-тролли смогли быстро научить расистскому языку
ненависти, или приложение Google Photos, которое думало, что темнокожие
пользователи являются гориллами», — говорит Кристин Баухадж (Christian
Bauckhage) из Института интеллектуальных систем анализа и информации имени
Фраунгофера.

Роботизированный ум с расистским и дискриминационным
отношением может стать в будущем настоящей проблемой: тогда программа будет
выполнять все больше функций в нашей повседневности — и, например, на основании
языкового анализа принимать предварительное решение, какого кандидата
пригласить на собеседование, а какого проигнорировать.

Ученые дискутируют о том, как устранить подобные искажения
из баз данных и компьютерных алгоритмов. В то же время, если машина будет
перенимать наши предубеждения, это будет шансом для нас заглянуть в зеркало:
«Машинное обучение может обнаруживать стереотипы, а это уже достижение для
понимания общества», — считает Шарлотт. (Science,
2017; doi: 10.1126/science.aal4230)

 

Источник: http://psypress.ru/articles/